Само-существование, глава 2. Марта и ее хорошее поведение с кошками

Моя хорошая знакомая Марта из города Ковно (она любила меня поправлять на «Каунас», пока не поняла, в чем смысл моего произношения) очень любила кошек. У нее было их более сорока, она открыла свой благотворительный приют для этих милых животных и считала себя очень хорошим человеком. Тем не менее она часто грустила и впадала в депрессию. Ее беспокоили беженцы из Европы так, что она жертвовала часть своей мизерной заработной платы на поддержку их пропитания. Ее очень заботили экологические проблемы, например, чистота озера Байкал, где она мечтала побывать, и охота японцев на китов. Все это я пишу потому, что с точки зрения Марты именно это, желание помогать живым существам, сподвигло ее на изучение оккультных наук и способствовало духовным поискам. Я начал с самого святого, с кошек.

«Тебя, как ЖИВОГО СУЩЕСТВУЮЩЕГО СУЩЕСТВА по настоящему заботит только твое истинное существование. Только ты. Все остальное: киты, котики, беженцы из жарких пустынных стран и Байкал, где ты ни разу в жизни не была, это твои идолы, которым ты молишься. Это приятные в своем роде вещи, но они фоновые, существующие только для того, чтобы ты забывала свою собственную цель, свое ЖЕЛАНИЕ. Тобой управляют твои кошки, которые и не твои вовсе, а ты сама принадлежащая кошкам, такая мышь, слишком большая, чтобы съесть, но достаточно послушная, чтобы тобой играть. Это суррогаты живого настоящего общения, которое бывает только между ЖИВЫМИ людьми, а не между человеком и озером, человеком и стогом сена, человеком и словом «Литва», человеком и кошками. Ты уделяешь столько внимания каждой кошке, озабочена прививками, кормами и состоянием их шерсти и настроения, что удивительно как ты вообще успеваешь думать про какую-то магию и какой-то духовный путь, если ты даже не раба божья, а раба кошкина. Чем дольше ты думаешь про спасения Байкала, а ты побывала бы на нем уже несколько раз, если бы не забота о пушистых идолах, тем сильнее его будут загаживать. В России миллионы говорят про лесные пожары и массовую вырубку тайги и ничего не меняется. Потому что это не просто разговоры (если бы!), а постулирование факта, что «все плохо». Это обычные инфоповоды поговорить на кухне или в интернете, чтобы занять время, точнее «убить» его. Убить вое время! Это как с правительствами — чем больше их обсуждают, тем больше они распухают от собственной значимости и величия, а если каждый перестанет просто обращать на них внимания, то и проблема исчезнет. Слишком много внимания ложным идолам. Тоже самое, твоя патриотическая любовь к слову «Каунас», который я называю русски вариантом «Ковно». Это просто ничего не значащее слово, которое принято называть в разных «общепринятых догмах» таким образом. Можно называть его «Главнолитовск». Чтобы тебя не коробило, мне абсолютно не кощунственно назвать Третий Рим — город-герой Москву — «сельцом Михайловским», просто распухшим до двадцати миллионов».

Марта не знала что ей сказать, поэтому я послушал некоторое время про «великорусский шовинизм», мою черствость к кошкам и людям, которые вынуждены «временно покинуть места своего проживания». Я спросил ее о том, с кем или чем она себя ассоциирует. Если сжать и сгруппировать длинный разговор, то это будут «женщина», «добрая девушка», «литовка», «хороший человек», «эколог».

«Дорогая Марта. Твое имя происходит от еврейского, означающего «госпожа». Если мы рассмотрим латынь, то мы можем увидеть бога войны Марса. «Женщине» и «доброй девушке» лучше подходит еврейский вариант, так как быть хозяйкой лучше, чем быть воином за котов и китов, которым ты сейчас являешься. То, что ты «литовка» это не просто национальность. Это, как бы подобрать политкорректное слово… Национальность это таблица на груди расстреливаемого, диагноз или название игрока какого-то вида спорта. Есть игра «русский», «китаец», «уйгур» или «литовец». Воплотившись в определенной точке Вселенной, твое сознание стало впитывать принятые правила игры. Если бы ты промахнулась мимо города Ковно на пятьсот километров восточнее, то звали бы тебя «Марфой» и была бы ты «русская», если западнее, то немкой или француженкой, и тебя бы интересовали блины со сметаной или блики на водной глади Сены под круассан. Это просто точка самоидентификации, притом ложной. Ты «хороший человек», тут ты наполовину угадала кто ты есть. Национальность это программа поведения, впитавшая в себя все исторические периоды, которые были у этого народа. Есть большие народы-диагнозы, которых видно за границей издалека, по их поведению, например, немцы, американцы или русские, а есть поменьше, которые тоже могут вспомнить своих Ольгерда и Кейстута и блеснуть своей идентичностью и, вне сомнения, интересной и богатой историей. Просто нужно понимать, что отождествление себя с большими группами людей, абсолютно разных, от головорезов до гениальных ученых, от прекрасных художников до пьяниц, слишком опасное занятие для личного СУЩЕСТВОВАНИЯ. Тебя затягивает в водоворот вещей, который ни один здравомыслящий человек никогда не стал бы делать. Не обижайся, я политкорректно уважаю все массовые кружки людей, но из твоих самоидентичностей нужно выделить ТЕБЯ. Ты такая воинственная, как Гедемин или Витовт в Грюнвальдской битве! Тебе надо воинственно поднять своих кошек на щит во имя Бога войны Марса ради СВОИХ ИСТИННЫХ ЖЕЛАНИЙ. Как древние персы победили египтян, закрываясь от них котами, как щитами, а те боялись совершить страшнейшее кощунство, обидеть кису, чтобы не навлечь гнев богини Баст. Так и проиграли! Твоя жизнь тоже может стать СУЩЕСТВУЮЩЕЙ!»

У Марты было состояние, которое я называю «ватная голова». Было видно, что она и понимает меня или, хотя бы, пытается, но она не может сделать выбор: посчитать мои слова бредом человека, смешавшего Гедемина, кошек и никчемность мыслей о ложных идолах, или довериться. Всякому разумному человеку, который, как я надеюсь, читает мою книгу, понятно, что с личной жизнью у Марты было не очень хорошо. Конечно, она встречалась с парнями, но так как большее количество ее внимания было на кошках, китах и правильном произношении ее родного города, то они не задерживались надолго в ее постели. Пока она обдумывала что я ей сказал, я решил что пускать на самотек ее мысли не нужно. Она ведь могла додуматься, что я предлагаю принести кошек в жертву богине Баст или персидскому Ахурамазде или подобные экзерцисы. Поэтому я перестал ломать ее представления о действительности, бить ее священных идолов, и сразу предложил их сбросить в реку.

«Тебе нужно избавиться от твоих любимых идолов! От кошек, которых можно раздать, продать или, о, ужас, беспородных отпустить на природу, где они и должны жить согласно своей животной сущности и заниматься своими играми: ловлей мышей. Отвести их в сельскую местность и раздать. Перестать думать про китов, так как на них сейчас даже японцы не особенно охотятся. Про Байкал нужно не думать, а съездить на него. И меньше отождествляться с беженцами и их заботами. Глядишь и беженцы исчезнут, без посторонней помощи».

Разумеется, у Марты были другие занятия в жизни. Когда она отдала последнюю кошку и закрыла ночлежку для них, оказалось что у нее интересная работа, которая раньше так сильно мешала заботиться о питомцах, и ее продвинули по карьерной лестнице. После того, как съездила на Байкал, она познакомилась со своим нынешним мужем, с которым можно было обсудить впечатления. И она перестала сублимировать свои, возможно простые, но истинные желания на ложных идолов и стала ОСУЩЕСТВЛЯТЬ СВОИ. Теперь она «хорошая девушка» не наполовину, где правдой было только второе слово, а полностью.

Само-существование: глава1. Иван да Марья и царица Тамара

Само-существование: глава 3. Про вездесущее самообесценивание

Само-существование: глава 4. Как Олександр стал Клаусом